03.jpg

Давно это было. Так давно, что иногда даже и не верится, что это происходило со мной. Так всегда бывает, когда вспоминаешь что-то детское, почти стершееся из памяти. Что-то такое, от чего в памяти остались только замершие картинки и щемящее ощущение собственного детства. Ощущение приближающегося Нового года или дня рождения и предвкушение подарков. Или бесконечно долгого летнего дня, когда, после завтрака и обязательного похода в магазин за хлебом, успеваешь сбегать на озеро, получить за это нагоняй от родителей, подраться и тут же помириться с соседским мальчишкой, покататься на велосипеде, упасть с него, разбить колено и, отбившись от мамы, силком вылившей на рану чуть ли полпузырька зеленки, снова умчаться на улицу, потому что кто-то вынес мяч, и пришла пора заниматься настоящим делом – безумно гонять его по двору, не замечая ни людей, ни припаркованные у подъездов машины, ни сердитого управдома, борющегося за первое место в ЖЭК-е по части озеленения прилегающей территории, и, нагонявшись вволю, поддаться уговорам друзей и, несмотря на неизбежное недовольство родителей, снова махнуть на озеро. А вечером – с нетерпением ждать, когда дворник теть-Оля вынесет из своей коморки шланг и, взяв со всех нас клятвенное обещание не безобразничать, разрешит нам по очереди поливать двор.


Обычно в это время на прогулку выводили красавца добермана Дейка. По вечерам с ним всегда гулял его «младший» хозяин Миша. Правда, это сейчас он просто Миша, а тогда он учился – страшно даже подумать! – в седьмом классе, занимался вольной борьбой и регулярно пугал всех нас байками о невероятной учености и охранных талантах Дейка. «Вот протяни ручонку», – дразнил нас Миша, – «Хвать – и нет ручонки!»
Был в нашей компании один мальчишка, единственный из нас, кто учился с Мишей в одной школе. И не просто учился в одной школе, а даже ходил в ту же борцовскую секцию, только в младшую группу. И вот на этом основании Серега (так его звали) считал себя «особо приближенным» и в Мишином присутствии всячески демонстрировал свое более высокое положение в нашей мальчишеской стае – бесстрашно чесал Дейка за ухом и показывал свежеосвоенные приемчики. Миша к своему юному коллеге-борцу относился снисходительно, но однажды и ему надоела Серегина самопиар-компания. Подав команду «место», Миша передал поводок Сереге и, проследив, чтобы тот хорошенько обмотал им руку («Только крепко держи! Убежит – голову оторву!»), отошел метров на двадцать и рявкнул «Дейк, ко мне!». Что произошло дальше – не раз видел каждый собачник. Поднимая столбы пыли, Серега честно пропахал на пузе все двадцать метров, жутко разобиделся и под наш гогот с позором убежал домой.


Честно говоря, не очень-то и жалко было Серегу. Мальчишки хвастунов не любят. Да к тому же, что это за борьба такая – вольная? Настоящая борьба – это самбо. Только самбо могли заниматься будущие настоящие разведчики, путешественники или космонавты. Да и доберман-пинчер – что это за собака? Куцехвостая и не лохматя. Какая борьба, такая и собака. Настоящей служебной собакой могла быть только немецкая овчарка, как у Карацупы. Или как никулинский Мухтар. Но после случая с Серегой, Дейка я зауважал и, как это ни странно, перестал его опасаться. Да и борцы-вольники из числа старшеклассников тоже оказались не такими уж и «недоделанными». Выяснилось, что и зазнаек они не любят точно так же, как и самбисты, и свою собаку, пусть и не настоящую пограничную овчарку, разрешают погладить, провести на поводке и даже бросить апорт.


Не могу сказать, что в те времена я бредил собакой. Собака была чем-то вроде тайной, но заведомо неосуществимой мечты, о которой и заикаться не стоило. Поэтому жил я спокойно и не сильно переживал по поводу ее отсутствия. А чего переживать? Родители, сколько их не проси, все равно не разрешат, чего зря себе нервы портить? Но иногда, после прогулок в компании с Мишей и Дейком, на меня, как говорится, накатывало. Послушание Дейка вызывало какое-то неописуемое фантастическое ощущение. Оказывается, окружающий мир состоит не только из родителей, школьных учителей, управдома, троллейбусных кондукторов и других дядей и тетей, которых, хоть и с разной степенью беспрекословности, но все равно нужно слушаться и выполнять, как мне тогда казалось, их абсолютно бессмысленные требования. Оказывается, в мире есть кто-то, кто слушает и меня, подчиняется моим командам и с удовольствием приносит брошенную палку. И этот кто-то – не хлюпик -шахматист, над которым на уроках физкультуры хихикает весь класс, а существо заведомо сильнее («Хвать – и нет ручонки!»), быстрее и выносливей меня. И что самое интересное, это существо, в отличие от нас, мальчишек, не пользуется своим физическим превосходством, а всячески старается угодить, с удовольствием играет с тобой, а в случае необходимости смело бросится защищать тебя.


Я до сих пор помню это ощущение. Наверно, поэтому никогда не возражаю, если какой-нибудь ребенок просит погладить или поиграть с Булочкой и Санчиком. Одно время в нашу собакокомпанию часто приходил мужчина лет 35-40, судя по всему, армянин, и приводил с собой своего трехлетнего сынишку. Поначалу неопытные собакохозяйки изрядно нервничали, опасаясь, как бы собаки – немецкие овчарки, далматин, лабрадоры с голденами, американский бульдог и самый большой Санчиков друг английский мастифф Макс – случайно не толкнули и не напугали ребенка. Но папаша, который, как выяснилось позже, давно и безуспешно мечтал о собаке, оказался умелей наших начинающих собачниц. При чем не столько в кинологической теории, сколько в интуиции и психолого-педагогической части. С неподражаемой кавказской легкостью и обаянием он ненавязчиво и органично вписался в наше сообщество, а его мальчуган получил первые уроки взаимопонимания, уважения и партнерства.


Но вскоре обстоятельства вынудили нас поменять место вечерней прогулки, и наш педагогическо-кинологический эксперимент завершился. Возможно, им стало неудобно ходить на другую площадку, а может, они и вовсе перебрались жить в другое место. Но хочется верить, что наш воспитанник и его отец наконец-то осуществят заветную мечту и однажды принесут в свой дом щенка. И тогда можно быть уверенным, что из шумного непоседливого ребенка вырастет настоящий мужчина. Потому что иначе быть не может, если рядом с тобой СОБАКА.

© Виктор Киселев

 

<<< Третий день лета < ... > Им это нравится. И мне тоже:) >>>

uku forum ulh eurobreeder