02.jpg

Вот и наступила зима. Только не надо сразу же рисовать в своем воображении неспешно падающие снежинки и поеживаться от первого мороза – киевская детвора уже давно лишена удовольствия заливать каток во дворе и гонять шайбу до полной потери сил. Шишки и ссадины, неуклюжие лыжники, вызывающие недовольство пассажиров переполненного троллейбуса, безумные саночники, стремящиеся сбить тебя с ног – все это осталось в прошлом.

Первый день зимы Киев отметил плюсовой температурой, пронизывающим ветром и противнейшим моросящим дождиком. И лишь утром 10 декабря ранние прохожие смогли увидеть что-то вроде снега – ночью температура опустилась до нуля, и висящая в воздухе сырость превратилась в несмелые снежинки на крышах автомобилей и на траве.


Тем не менее, Булка и Санчик обрадовались даже такому снегу. Забыв про ненавистные комбинезоны, одетые по случаю слякоти и размокшего газона, они с упоением терлись щеками о траву, слегка прикрытую мокрым снегом, а я внутренне готовился выслушивать Машино ворчание по поводу только вчера вымытой и тут же успешно вымазанной раскисшей землей Санчиковой бороды.


Мрачноватый киевский декабрь взял свое, и настроение собак стало под стать погоде. Тем более, что Булке не разрешили высказать все, что она думает об овчарке из соседнего подъезда, имевшей неосторожность проходить мимо. С ней у Булки давние счеты, еще со щенячьего возраста. Каждый раз при встрече с ней Булочка, забыв о своем аристократическом происхождении и не стесняясь в выражениях, рассказывает всей округе, о том, какая невоспитанная особа, эта немка из третьего подъезда. О том, что и походка у нее вульгарная, и хвост висит неприлично, и этикету она не обучена, и, что совсем возмутительно, идет слева от хозяина и по первому же его приказу готова выполнить любую, даже самую бессмысленную команду. Ведь всем известно, что воспитанные собаки не просто идут у левой ноги, а еще и указывают человеку, куда идти. И если хозяин возражает, надо настоять, а в случае хозяйского неповиновения, обидеться и плестись сзади, периодически дергая головой в разные стороны, чтобы испортить прогулку этому непонятливому двуногому существу. И команды хозяина следует выполнять таким образом, чтобы было понятно, что на самом деле это не хозяин скомандовал, а она сама подсказала ему, какие именно слова нужно говорить в тот или иной момент. Вот тогда можно гордиться и собой, и хозяином. А то, подумаешь, апорты она носит, двухметровые барьеры берет и не всякий фигурант соглашается в спецамуниции изображать из себя опасного нарушителя! А ты попробуй и за Мотей присматривать, и за хозяевами, и за этими лоботрясами-лабрадорами, которые носятся по площадке, будто их оса укусила.
Санчик в женские разборки влезать не стал. К тому же, он не всегда разделяет Булкины взгляды на жизнь. Санчик – настоящий мужчина и настоящий воин, и все эти громкие, но пустые речи ему не к лицу. Ведь доблесть меряется не словами, а делами. Вот появится настоящий противник, тогда и поговорим. Вон, опять этого стаффордширского терьера десятой дорогой на поводке уводят. Ну и идите, очень надо! Еще этот мерзкий комбинезон... И снег тает на глазах, и по мокрой траве ходить неприятно... Эх!..


Английский мастифф Макс, самый большой Санчиков друг, тоже не обрадовался зиме. К тому же, утром его отругали за съеденный батон. Максик, совершенно резонно полагая, что, раз он лежит просто так, не на тарелке, не в хлебнице, не рядом с хозяйской чашкой, значит, его можно взять себе, отнести на подстилку, и не спеша употребить. И чего они так раскричались? Великану Максу этот несчастный батон все равно, что слону булавка – и удовольствия никакого, и вкус у него какой-то странный. То ли дело сахарная кость! И вкусно, и питательно, и грызть ее можно долго, и настроение поднимает.


Бедняга Макс и в самом деле расстроился не на шутку от, по его мнению, несправедливой выволочки. Как выяснилось, Макс умеет обижаться не менее виртуозно, чем Булка. Плюхнувшись на землю, он никак не реагировал на просьбы встать, а на предложение поиграть с другими собаками отвечал тяжелыми вздохами и шевелением складок на лбу. Когда Оксана, его хозяйка, попыталась поднять его за ошейник, стокилограммовый гигант только засопел и демонстративно отвернулся.

Санчик, в отличие от неугомонных лабрадоров, не пытался развеселить своего друга. Он подошел к Максу, сел рядом и что-то прошептал ему на ухо. Макс, секунду подумал, повел бровями и тяжело поднялся. Так и сидели они рядом, не обращая никакого внимания на безумное веселье лабрадоров, подгоняемых неутомимым джек расселом Джиго, ни на хозяев, беседующих о чем-то своем совсем неинтересном и скучном. О чем разговаривали Санчик и Макс – не известно. Скорей всего, они вообще ни о чем не говорили. С другом можно говорить о чем угодно, но только с настоящим другом можно просто помолчать.


Помолчав минут десять, друзья неспешно поднялись и решили пройтись. Проходя мимо хозяйственной пристройки здания райадминистрации, с тыльной стороны которого расположена наша малая гулятельная площадка, они заинтересовались звуками, доносящимися из окон-иллюминаторов. Там явно происходило какое-то заседание по случаю дня рождения кого-нибудь из водителей или сантехников, работающих в этом органе местной власти. А может, помощники слуг народа решили просто поднять настроение недорогим и доступным способом. Санчик и раньше был не прочь заглянуть и узнать, что же там происходит и почему за этими странными окнами иногда бывает так шумно. Но, к несчастью, окна находятся на двухметровой высоте и дотянутся до них нет никакой возможности. Видимо, Макс решил удовлетворить любопытство своего товарища хотя бы пересказом увиденного им самим. Встав на задние лапы, Максик с легкостью дотянулся к приоткрытому окну и всунул голову внутрь помещения...


- Интересно, – хмыкнул Андрей, хозяин лабрадорши Келли. – Они там еще живы после явления Макса в окне? Уж я бы как минимум решил, что на сегодня употреблять хватит...

© Виктор Киселев

 

<<< Собака вас тестирует <  |

uku forum ulh eurobreeder